начало опыт Закрепление регулирования in-house в латвийском народном хозяйстве
Регулирование регулирования in-house в народном хозяйстве Латвии

Закрепление регулирования in-house в латвийском народном хозяйстве

Чтобы победить в закупке, не нужно быть первым – мы поможем вам стать лучшими.

История клиента

В рамках многолетнего судебного процесса административный суд рассмотрел административное дело № A420612510, в котором рассматривался вопрос применения пункта 7 части первой статьи 3 закона «О публичных закупках» (в редакции от 6 апреля 2006 года). Вышеуказанная статья закона предусматривает исключительные случаи, в которых закон и соответственно процедуры публичной закупки применять не нужно. В одном из случаев, согласно пункту 7 части первой статьи 3, закон не применяется, если выполнение вероятного предмета закупок планируется не передавать рынку, а оказать услугу силами самого публичного лица.

Суть дела связана с тем, что 23 октября 1998 года несколько самоуправлений Северного Видземе, в том числе самоуправления Лимбажского и Цесисского края, учредили общество с ограниченной ответственностью SIA Ziemeļvidzemes atkritumu apsaimniekošanas organizācija (с 20 октября 2012 года капитальное общество носит название SIA ZAAO). 16 декабря 2008 года и 22 марта 2012 года самоуправление Цесисского края заключило с SIA ZAAO договоры об утилизации бытовых отходов на территории Цесисского края. 1 декабря 2009 года самоуправление Лимбажского края заключило с SIA ZAAO договор об утилизации бытовых отходов на территории Лимбажского края. Перед заключением вышеуказанных договоров процедура публичной закупки не проводилась. Заявитель SIA L&T подал в суд два заявления, объединенные в одно судопроизводство, с просьбой вменить самоуправлениям в обязанность провести процедуру публичной закупки для обеспечения услуги сбора и транспортировки бытовых отходов в Цесисском и Лимбажском краях, а также расторгнуть договоры, заключенные с SIA ZAAO.

Департамент по административным делам Верховного суда на общем заседании 29 декабря 2014 года, рассматривая дело в порядке кассации, признал, что исключение из процедуры публичной закупки согласно пункту 7 части первой статьи 3 закона «О публичных закупках» является оправданным, если заказчик контролирует соответствующее лицо так же, как собственные службы. Аналогичный контроль возникает, если учреждение может влиять на решения данного лица, в том числе как на относящиеся к его стратегическим целям, так и на важные решения. Иными словами, у учреждения должна быть возможность осуществлять структурный и функциональный контроль над лицом, причем фактическая. Если лицо принадлежит нескольким учреждениям, они могут осуществлять такой же контроль совместно; осуществление контроля каждым учреждением не требуется. Статьи 87 и 88 закона «Об устройстве государственного управления» регулируют деятельность публичного лица в сфере частного права. Согласно вышеуказанным нормам, в общем случае самоуправление может действовать двояко: во-первых, предоставлять, во-вторых, вести коммерческую деятельность. В обоих случаях, несмотря на различный характер деятельности, она направлена на обеспечение общественно важных услуг. Выбор между обоими видами деятельности возможен, если публичное лицо приняло решение оказать услугу собственными силами. В свою очередь, в вопросе, можно ли в принципе передать выполнение таких услуг рынку или обеспечивать их своими силами, публичное лицо располагает широкой свободой действий, основанной на политически определенных целях и соображениях, которые могут зависеть от того, насколько социально ориентированную политику оно осуществляет. Поэтому контроль над таким решением и действиями не подчиняется критериям права и соответственно влиянию суда.

Учитывая вышеуказанные выводы, Верховный суд изменил ранее существовавшую юдикатуру, признав принятое ранее неблагоприятное для клиента бюро решение административного окружного суда необоснованным и подлежащим отмене, и дело было направлено на новое рассмотрение в административный окружной суд.

В свою очередь, административный окружной суд решением от 19 июня 2015 года, вступившим в силу 21 июля 2015 года, по сути присоединился к аргументации, изложенной ведущим партнером бюро, признав, что самоуправления, владеющие долями капитала вовлеченного в данное дело клиента бюро, имеют юридическое основание заключать договор с клиентом без проведения процедуры закупки.